LPgenerator — профессиональная Landing Page платформа для увеличения продаж вашего бизнеса

  • Более 500 шаблонов в галерее
  • Инструменты оптимизации конверсии
  • Статистика и сквозная аналитика
  • CRM для работы с заявками и телефония
  • Визуальный редактор с расширенным функционалом
  • Быстрая техническая поддержка
  • Множество интеграций
  • Окупаемость инструмента — от 7 дней

Гендерная дифференциация: На что готовы мужчины в погоне за женской красотой?

Гендерная дифференциация: На что готовы мужчины в погоне за женской красотой

Красота человеческого лица оказывает несхожее воздействие на представителей разных полов. Боаз Леви (Boaz Levy) и его коллеги из психофармаколагической поведенческой лаборатории Гарвардской медицинской школы и Кембриджской школы менеджмента MIT провели исследование с целью выявить роль красоты в мотивации здоровых, гетеросексуальных индивидуумов.

Участникам эксперимента демонстрировались фотографии среднестатистических и красивых лиц мужчин и женщин, во время чего они должны были делать следующее:

  1. Нажимать на кнопку для увеличения или сокращения времени просмотра.
  2. Оценивать привлекательность образов.

В результате было обнаружено, что мужчины затрачивают больше усилий (совершают больше нажатий), чтобы продлить время просмотра красивых женских лиц. Женщины изучали красивые мужские и женские изображения одинаковое количество времени, однако величина их усилий (количество нажатий) была значительно ниже, чем у мужчин по отношению к красивым женщинам.

В чем состоит специфическое влияние женской красоты на мотивацию мужчин? Читайте подробнее об исследовании и сделанных выводах в нашем сегодняшнем посте.

Мотивация и симпатия

Стимулирующая сила женской красоты в отношении мужчин получила название феномена гендерно-обусловленной стимулирующей сенсибилизации.

Согласно теории полового отбора Чарльза Дарвина, гендерные различия в стратегиях спаривания и затрачиваемых усилиях отражают адаптационные процессы естественного отбора, вытекающие из конфликтующих мотиваций — максимизация количества оплодотворенных женщин и доверие ограниченного количества яйцеклеток самому подходящему мужчине.

Так, если женщина стремится найти мужчину с высоким социальным статусом и большим количеством материальных благ, то мужчина обращает внимание на физиологические качества потенциальной партнерши, указывающие на ее плодовитость, такие как большие груди, выдающиеся ягодицы и широкий таз. Впрочем, мотивационное значение этих утрированных знаков фертильности, характерных для фигур античных восточных богинь плодородия и по-прежнему имеющих ценность в некоторых культурах, был трансформирован в более утонченные идеалы здоровья и внешней красоты.

Многие из исследований гендерных различий в восприятии красоты как мотивирующего фактора были основаны на субъективном отчете и личных предпочтениях. В то же время, само стремление к красоте еще не подвергалось оценке с точки зрения строгих научных парадигм. Для этого необходимо было разработать прочную теоретическую основу и провести тщательные измерения показателей мотивированного поведения.

Берридж (Berridge) и Робинсон (Robinson) выдвинули теорию, объединяющую новые нейробиологические открытия с психологическими аспектами мотивации. Авторы делают различие между стремлением к вознаграждению и эмоциональным опытом: первое определяется желательностью объекта, а второе — личным переживанием удовольствия или боли. То, что нравится (liked), не всегда является желательным (wanted) — как в случае с сексуальным преследованием физически привлекательного партнера, несущим разрушительные последствия для преследователя.

Психологические аспекты «желательности» (wanting) и «симпатии» (liking) предположительно опосредованы различными путями в головном мозге, которые играют различную роль в системе мотивации и поощрения. В связи с этим, Берридж и Робинсон ввели понятие «мотивирующей выпуклости», определяющей ценность конкретного объекта за пределами эмоционального опыта, который он пробуждает.

Считается, что объекты с повышенной «мотивационной выпуклостью» захватывают больше ресурсов внимания и ведут к значительному расходу усилий по сравнению с доступными альтернативами, но с меньшей мотивационной ценностью.

Было предположено, что некоторые психопатологические состояния (расстройства вследствие употребления психоактивных веществ, психозы и болезни Паркинсона) с чрезмерным выбросом и/или чувствительностью к допамину могут быть связаны с явлением «стимулирующей сенсибилизации». Например, в форме непреодолимого желания найти и употребить наркотик, несмотря на уменьшение его способности приносить удовольствие, что наблюдается у пациентов с расстройством вследствие употребления психоактивных веществ.

Однако здоровые люди тоже могут в той или иной степени «сенсибилизироваться» к различным стимулам, включая пауков, змей, скопления людей, полеты, закрытые пространства и пр. В этом отношении, человек может воспринимать гендерную красоту с повышенной «мотивационной выпуклостью», подвергаясь потенциально патологическим аспектам состояния стимулирующей сенсибилизации.

Целью описываемого исследования было определить, связана ли принадлежность к мужскому полу с повышенной мотивационной ценностью женской красоты. Для этого был задействован принцип «оценки половой привлекательности» (mating opportunity mindset), разработанный Ариели (Ariely), Брайтером (Breiter) и Эткоффом (Etcoff) и позднее использованный Эльманом (Elman) и его коллегами, согласно которому:

1. Участники могут увеличивать либо сокращать время просмотра каждого лица нажатием определенной клавиши на клавиатуре.

2. Участники оценивают привлекательность изображенных на фотографиях людей, при этом мотивационная ценность, или стремление к красоте, измеряется уровнем усилий (количеством нажатий) и, вероятно, отражает внутреннее состояние, то есть связана с сознательной субъективной оценкой красоты.

Авторами подчеркивается различие между «желательными» аспектами мотивации (количеством нажатий как показателем мотивационной ценности) и «симпатией» (оценкой привлекательности, указывающей на субъективные критерии красоты).

Выполнение этих двух задач позволило более точно интерпретировать результаты. Увеличение количества нажатий (в первом задании) с соответствующей высокой оценкой привлекательности лица (во втором задании) подтвердило интуитивно очевидное отнесение «мотивационных выпуклостей» к объектам, которые сознательно оцениваются как «красивые».

С другой стороны, увеличение числа нажатий без соответствующего роста в рейтинге привлекательности свидетельствовало о наличии механизмов «стимулирующей сенсибилизации».

Было предположено, что в отличие от мужчин, женщины будут давать такие же оценки гетеросексуальной красоте, но показывать сниженную реакцию на эти стимулы, выраженную в невысоком количестве нажатий на клавиши. Кроме того, больший бисексуальный интерес среди гетеросексуальных женщин повысил оценки красивых женских изображений.

Методика исследования

Для чистоты эксперимента участники исследования и фотографии лиц были разделены на мужские и женские группы. В качестве субъектов исследования выступали здоровые (согласно the Structured Clinical Interview for DSM-IV-TR Axis I Disorders) индивиды, гетеросексуальный статус которых был подтвержден Klein Sexual Orientation Grid. Этот тест измеряет сексуальность личности (привлекательность, фантазию и поведение), сексуальную ориентацию (эмоциональные предпочтения, социальные предпочтения, гетеро- или гомосексуальный стиль жизни) и самоидентификацию по шкале от 1 («гетеро или только другой пол») до 7 («тот же пол или только гомо») применительно к настоящему, прошлому и идеальному. Ответы всех участников на вопросы KSOG соответствовали значениям 1-2 («преимущественно гетеро или другой пол»).

Группы из 18 мужчин и 17 женщин были подобраны в соответствии с возрастом (в диапазоне 3-4 лет), этнической принадлежностью (11 европейцев, 4 афроамериканца, 2 латиноамериканца и 1 азиат; 11 европеек, 3 афроамериканки, 2 латиноамериканки и 1 азиатка) и длительностью полученного образования (в диапазоне 2-3 лет). В соответствии с SCID-I/NP, ни один из участников не имел на протяжении жизни каких-либо злоупотреблений и зависимостей. Женщины находились в средней фолликулярной фазе их менструального цикла. Все участники дали письменное согласие на исследование после того, как все процедуры были разъяснены.

Мужчинам и женщинам были представлены 80 лиц незнакомых людей, отобранных из печатных медиа и классифицированных в соответствии с результатами пилотного теста в следующих 4 категориях, по 20 в каждой:

  • среднестатистические женщины,
  • красивые женщины,
  • среднестатистические мужчины,
  • красивые мужчины.

Фотографии были оцифрованы с разрешением 600 dpi и глубиной черно-белого изображения 8 бит, а также обрезаны в форме овального «окна» и приведены к размерам 310-350 пикселей в ширину и 470 пикселей в высоту при помощи Photoshop:

Фотографии

Примеры лиц в 4 категориях, использовавшиеся как визуальные стимулы:
A. Среднестатистическая женщина. B. Красивая женщина. C. Среднестатистический мужчина. D. Красивый мужчина.

Процедура

Все участники эксперимента в 2 захода должны были выполнить 2 разные задачи: нажать на клавишу для увеличения или сокращения времени просмотра и оценить привлекательность изображений. Для каждой задачи лица были представлены в 2 блоках, мужские и женские. Последовательность показа блоков выбиралась участниками. Внутри блока среднестатистические и красивые лица были представлены в случайном порядке.

Испытуемые были проинформированы, что продолжительность выполнения первого задания фиксирована и не зависит от их действий, но они могут контролировать время просмотра каждой фотографии. По умолчанию время просмотра отдельного изображения лица составляло 4 секунды. Однако участники могли его изменять, поочередно нажимая на клавиши «m», «n», «z», «x» на клавиатуре. Нажатие первых двух букв оценивалось как позитивное, последних — как негативное.

Среднее значение нажатий для 20 изображений из 4 категорий в совокупности давало общее число нажатий для каждой категории. Кроме того, суммарное количество нажатий клавиатуры испытуемыми в течение всего эксперимента, то есть абсолютное число нажатий, независимо от позитивной или негативной оценки, было подсчитано с целью использования в качестве ковариата*.

В ходе выполнения второй задачи участники оценивали привлекательность тех же лиц на визуальной шкале от 0 (не привлекательный) до 100 (очень привлекательный). Средние значения для 20 фотографий из 4 категорий составили рейтинг привлекательности для каждого участника.

*Переменная, которая может влиять на взаимосвязь между изучаемыми переменными, но сама по себе интереса не представляет.

Статистический анализ

Полученная информация была изучена с помощью программного пакета для статистического анализа Statistica. Тестирование независимой выборки участников было проведено в соответствии с демографическими переменными.

Чтобы определить влияние красоты лиц и пола участников на оценку привлекательности и мотивационное поведение (нажатие на клавиши), был проведен двухфакторный анализ расхождений ANOVA по полу как межсубъективному фактору и типу лица (среднестатистическая женщина, красивая женщина, среднестатистический мужчина, красивый мужчина) — как внутрисубъективному.

Когда разрыв в показателях группы по времени был значительным, проводились тесты Ньюмана-Коулза (Post-hoc Newman–Keuls tests) для определения отличий в реакциях субъектов на стимулы. Групповые данные были суммированы в виде значения mean (M) ± стандартное отклонение standard deviation (SD). Все результаты были разделены на две группы, и p< .05 обозначила статистически значимую величину.

Результаты

Группа мужчин и и группа женщин одного возраста (M = 28.7,SD = 8.4 и M = 25.0, SD = 3.3; t(33) = 1.60, p = .10) и продолжительности образования (M = 15.7,SD = 1.5 и M =15.8, SD = 1.5; t(33) = 0.20,p = .84), в общей сложности, не отличались в оценке привлекательности (групповой результат: F(1,33) = 2.92,p = .10), при этом рейтинг красивых лиц значительно превосходил рейтинг среднестатистических лиц (верхний график):

Attractiveness

Рейтинг привлекательности (Attractiveness) и абсолютное количество нажатий (Number of Key Presses) для каждой категории: men — мужчины, women — женщины; Average female — среднестатистические женщины, Beautiful female — красивые женщины, Average male — среднестатистические мужчины, Beautiful male — красивые мужчины.

Результаты в зависимости от гендерной принадлежности лица (Faces Type effect –F(3,99) = 127.90,p< .0001) в мужской группе оказались значительно ниже для показателя «мужская красота» (Group by Face Type interaction: F(3,99) = 15.21,p< .0001). И хотя мужчины оценили красивых мужчин значительно выше (p< .001), чем среднестатистических мужчин и женщин, оценки красивых мужчин в мужской группе были значительно ниже (p= .005).

Тесты Ньюмана-Коулза не выявили, соответственно, никаких групповых различий в оценках красивых женщин (p= .87) или изображений гетеросексуальной красоты (оценка женской красоты мужчинами и оценка мужской красоты женщинами) ( p = .71).

Женщины дали мужской и женской красоте одинаковую оценку (p= .51), что значительно (p= .0001) превосходило оценку среднестатистических лиц.

Значительная часть групповых различий (t(33) = 2.18,p= .04) среди мужчин (M = 11.1,SD = 6.2) и женщин (M = 6.93, SD = 5.1) была обнаружена в общем количестве нажатий клавиш (абсолютное число нажатий, независимо от того, была ли оценка позитивной или негативной, в течение всего эксперимента).

Результаты ANCOVA показали более высокое количество нажатий у мужчин по отношению к красивым женщинам (F(3,96) = 7.47,p = .0002). Мужчины прилагали значительно больше усилий (p = .0001) в единицах нажатий, чтобы посмотреть красивые лица женщин. Такое поведение не была обнаружено в женской группе. Количество нажатий клавиш мужчинами в отношении красивых женщин было выше, чем для любой другой категории (p = .0001), и никаких других различий в нажатиях в мужской группе обнаружено не было (p> .90).

Обсуждение результатов

Результаты проведенного исследования предоставляют собой эмпирически обоснованные доказательства мотивирующей роли красоты. Их трактовка, представляющая собой отслеживание гендерных различий, связана скорее с мотивационными стремлениями участников, чем с социальным принятием или повышенным желанием по отношению к противоположному полу.

Данные эксперимента демонстрируют более сильную активизацию мотивационных/поощрительных участков мозга под воздействием женских лиц для гетеросексуальных мужчин и мужских — для гетеросексуальных женщин.

Причем исследования в области нейровизуализации, использующие те же визуальные стимулы и анализирующие только нажатия на клавиши, без эстетической оценки, также выявили активизацию отдельных участков мозга в мотивационной и поощрительной областях. Группы гетеросексуальных мужчин и женщин в эксперимента Кранц (Kranz) и Ишай (Ishai) показали аналогичное время визуальной обработки и оценки привлекательности мужских и женских лиц. В настоящем исследовании мужчины находили лица красивых мужчин менее привлекательными, чем красивых женщин, что отразилось в соответствующем увеличении времени просмотра последних.

Полученные данные продемонстрировали диссоциацию между оценками привлекательности и количественным уровнем мотивации, которые авторы отнесли, соответственно, к «симпатии» (liking) и «желанию», или стимулу (wanting). А именно, результаты второй задачи качественно аналогичны результатам первой задачи (увеличение в обоих случаях) только в группе женщин. Здоровые мужчины оценили красивые женские лица так же высоко, как здоровые женщины оценили красивые мужские лица, но потратили в 4 раза больше усилий, чтобы продлить время просмотра этих лиц.

Следовательно, полученные данные не противоречат выводам о том, что:

1. Мужчины оценивают привлекательность противоположного пола аналогично женщинам, но испытывают значительно больший мотивационный стимул к просмотру фотографий противоположного пола. Другими словами, в сравнении с женщинами, мужчины хотят видеть красивые женские лица дольше, чем это могло бы быть объяснено только их эстетическими признаками.

2. Нейронная система, ранее определенная Берриджом и Робинсоном как «желание» (wanting), или мотивация, может быть обусловлена той же самой системой, сенсибилизированной в мужчине для обработки стимула в виде женской красоты.

Человеческая сексуальность — весьма широкое понятие, объединяющее комплексную систему взаимозависимых биологических, социальных и психологических аспектов, каждый из которых играет особую роль в контексте сексуального поведения. Безусловно, заманчиво — предположить, что мотивационная сенсибилизация в мужчине «в погоне» за красивой женщиной представляет собой биологически обоснованное явление, подобно преувеличенному воздействию наркотиков (в связи с их стимулирующим эффектом) или тяге к зависимостям. Однако, нельзя с полной уверенностью сделать такой вывод.

Например, остается неясным, являются ли полученные результаты продуктом врожденной или приобретенной мотивации для стремления к внешней красоте. Более того, последние исследования гомосексуальных индивидов показали, что реакция на лица формируется сексуальными предпочтениями, а не обязательно полом. Следовательно, было бы честнее провести следующее исследование среди гомосексуалов, чтобы проверить, будет ли обратным влияние пола в этом случае, или же сложится несколько иная картина.

Еще один оставшийся без ответа вопрос связан с мотивационными целями, к которым больше стремились женщины, чем мужчины. Мужская красота в данном случае не стоит обособленно, так как реакция гетеросексуальных женщин практически одинакова на мужские и женские лица и в поведенческом (время оценки, мотивационные усилия), и в нейронном (амплитуда в fMRI сигналов в орбитофронтальной коре) выражении.

В этом контексте стоит рассмотреть родительское стремление к уходу и максимизации выживаемости потомства, особенно в контексте мать-ребенок. Исследование 1450 детей, рожденных с пороками, выявило решающую роль эстетического облика в создании и поддержании эмоциональных связей матерей с биологическими детьми. В исследовании участвовало почти 70% детей, оставленных родителями из-за заметных изъянов во внешности, которые никак не угрожали их жизни и не влияли на интеллектуальное развитие — и только 7% детей, от которых отказались родители, имели серьезные пороки внутренних органов (сердца или почек).

Это подчеркивает мотивационную силу красоты и подтверждает гипотезу о том, что как и влечение к гетеросексуальной красоте в мужчинах, эстетический облик детей может быть мощным фактором мотивации для женщин, имеющих выраженную сенсибилизацию к этому стимулу.

Если гипотеза стимулирующей сенсибилизации в дальнейшем подтвердится, существенный фокус будущих исследования будет направлен на то, чтобы определить, включает ли это явление другие мотивационные цели (деньги, еду и пр.) помимо красоты. Новые исследования также необходимы, чтобы установить гендерные различия в нейронном основании процессов стимулирующей сенсибилизации и тем, какую роль они могут играть в психопатологиях, таких, как шизофрения, злоупотребление психоактивными веществами или серьезные депрессии.

Дополнительный вопрос, который стоит рассмотреть, связан с предсказуемостью предпочтений и стремлением к физически привлекательным индивидам. Мотивационные и эстетические аспекты красоты — два тесно связанных между собой понятия. Несмотря на то, что разгадка «признаков сексуальности объекта» (Фрейд) может быть непростой задачей, применение парадигмы, сопоставляющей субъективные эстетические оценки с физической активностью, способно помочь понять подсознательные внутренние состояния.

Заключение

Анализ результатов исследования был произведен на основе нейровизуализационных и клинических данных, подтверждающих, что пассивное созерцание лиц активирует и оценочный, и мотивационный нервные пути, независимо от природы целей. При этом, у испытуемых выявились некоторые отличия в реагировании на сексуально предпочтительные образы.

Представленные данные демонстрируют как сходства, так и различия в восприятии красоты обоими полами. Здоровые мужчины и женщины демонстрируют схожую оценку гетеросексуальной внешней привлекательности, однако мужчины дают более низкие оценки мужской красоте.

К тому же, мужчины затратили значительно больше усилий для просмотра красивых женских образов, чем женщины — для просмотра красивых мужчин. В то время, как женщины показали одинаковое время просмотра красивых мужских и женских лиц, мужчины сосредоточили внимание только на красивых женщинах.

Гендерные различия в обработке среднестатистических лиц обнаружены не были.

Полученные результаты свидетельствуют о различиях в мотивационной ценности красоты. Хотя привлекательность лица является заметным поведенческим стимулом для женщин вне зависимости от пола, мужчины испытывают на себе эффект стимулирующей сенсибилизации исключительно женской красотой.

Данная информация требует дальнейших исследований, нацеленных на понимание отличительных особенностей систем мотивации мужчин и женщин и их роли в здоровом функционировании психики, а также в психопатологиях.

Высоких вам конверсий!

По материалам people.duke.eduimage source giovanibr 

21-09-2015

LPgenerator — профессиональная Landing Page платформа для увеличения продаж вашего бизнеса

  • Более 500 шаблонов в галерее
  • Инструменты оптимизации конверсии
  • Статистика и сквозная аналитика
  • CRM для работы с заявками и телефония
  • Визуальный редактор с расширенным функционалом
  • Быстрая техническая поддержка
  • Множество интеграций
  • Окупаемость инструмента — от 7 дней
blog comments powered by Disqus
copyright © 2011–2017 by LPgenerator LLC. Все права защищены
Запрещено любое копирование материалов ресурса без письменного согласия владельца — ООО "ЛПгенератор".