Практический online-курс

Глава 16. Путеводитель по человеко-компьютерному взаимодействию: визуальная эстетика

В этом посте речь пойдет о визуальной эстетике (Visual Aesthetics) как о понятии, относящемся к красоте или приятному внешнему виду каких-либо объектов. Мы обсудим важность визуальной эстетики в контексте интерактивных систем и продуктов, рассмотрим, как она изучалась в области человеко-компьютерного взаимодействия (Human-Computer Interaction, HCI), и попытаемся указать направления будущей деятельности в этой области.

1. Вступление

В начале 1990-х годов как для теоретиков, так и для практиков в области HCI идея, что эстетика имеет значение в информационных технологиях, звучала еретически. Два десятилетия спустя — в начале 2010-х годов — эта мысль завоевала прочное место как в академических кругах, так и в промышленном секторе. Хотя эксперименты с применением компьютеров в сфере изобразительного искусства относятся к 1960-м годам, систематические исследования визуальной эстетики интерактивных систем берут свое начало только с середины девяностых. С тех пор стабильный поток исследований взял под прицел различные аспекты этой области. Временные рамки этих исследований приблизительно соответствовали все более резким изменениям в отрасли информационных технологий. С конца 1990-х годов в IT-сфере начался значительный сдвиг в сторону визуальной эстетики. Возросший интерес среди промышленных и академических сообществ отражает взросление отрасли HCI и преодоление ею многих болезней роста как дисциплины, которая борется, с одной стороны, с ненадежностью технологий и с другой — с необходимостью удовлетворения основных требований пользователей. Кроме того, примерно в это же время возникают общественные процессы, уделяющие особое внимание дизайну и стилю, что еще заметнее усиливает сдвиг к эстетике продуктов и, в частности, интерактивных систем.

В 2005 году датские исследователи Анкер Хелмс Йоргенсен (Anker Helms Jørgensen) и Ларс Эрик Удсен сформулировали несколько подходов к изучению эстетики человеко-компьютерного взаимодействия. Визуальная эстетика — как она трактуется в этом посте — примерно соответствует подходу, который Удсен и Йоргенсен назвали «функциональным». Чтобы обеспечить необходимую конкретность рассуждений — и чтобы отличить объект рассмотрения данной статьи от других подобных терминов, — мы будем использовать понятие «эстетика» в его достаточно обычном и общепринятом смысле, который отражен в словарных определениях, таких как «красивый с художественной точки зрения или эстетически приятный внешний вид» (согласно The American Heritage Dictionary of the English Language) или «приятный внешний вид или впечатление красоты» (Энциклопедический словарь издательства Merriam-Webster). Термин «визуальный» означает концентрацию на зрении, которое является центральным из основных человеческих чувств, занимая «почти половину мозга», как выразился Колин Вэр (Colin Ware), американский специалист по расширенной визуализации данных в своей книге «Визуальное мышление для проектирования» (Visual Thinking: For Design).

Таким образом, эта статья не будет затрагивать всевозможные другие явления, изучаемые под общим названием «эстетика», такие как литературная эстетика, абстрактные формы эстетических переживаний или критериев (например, элегантность математических доказательств) или же реакции на качества объекта, обусловленные его визуальными признаками.

Кроме того, можно перечислить несколько других особенностей, характеризующих исследования в этой области:

  • Во-первых, предвзятое отношение к положительному воздействию визуального дизайна (к этому вопросу мы вернемся позже). Иными словами, исследования обычно обращены на красивый и приятный внешний вид артефактов или проектируемых объектов, основанных на компьютерных технологиях, а не последствия от созерцания их уродливых и неэстетичных «коллег».
  • Во-вторых, на семинаре в германском научно-исследовательском центре компьютерных наук Dagstuhl, состоявшемся в 2008 году и посвященном вопросам визуальной эстетики в человеко-компьютерном взаимодействии, большинство участников утвердили — как основной — интерактивный подход к изучению визуальной эстетики, отметив, что эстетический опыт состоит из реакции людей на объекты, а не на эстетику, присущую предметам как таковым. Эти реакции включают в себя не только индивидуальные особенности и вкусы, но и всеобъемлющее согласие по их поводу между отдельными людьми и экспертами, доходящее до такой степени, что предмет консенсуса может считаться «квази-объективным».
  • В-третьих, в то время как упомянутый выше семинар Dagstuhl не смог достичь договоренности в отношении временного масштаба, который имеет отношение к визуальным эстетическим реакциям, чуть позже была озвучена альтернативная позиция, заключающаяся в том, что он может охватывать весь диапазон от очень быстрых, интуитивных реакций до весьма длительных, обдуманных оценок.
  • В-четвертых, процессы, связанные с проектированием и оценкой визуальной эстетики, являются эмоциональными и когнитивными.
  • Наконец, исследования в области визуальной эстетики в основном эмпирические и характерно описательные (то есть «то, что считается красивым»), а не нормативные (то есть, что следует считать «красивыми»). Это важное различие особо подчеркивает свое происхождение от прикладных исследований и проводит различие этой области от художественных или философских трудов, посвященных этому вопросу.

Цель этой статьи — провести обзор области визуальной эстетики в HCI. Мы начнем с определения важности визуальной эстетики для человеко-компьютерного взаимодействия с трех точек зрения. Затем мы представляем структуру исследований, которая послужит нам основой для рассмотрения ключевых результатов, достигнутых в этой области. Эти аспекты включают такие вопросы, как то, что делает цифровые системы эстетически совершенными, каковы последствия имплементации визуально привлекательных IT-продуктов и какие механизмы участвуют в формировании суждений о красоте в контексте интерактивных систем. Мы также обсудим методологические аспекты и проблемы с точки зрения дальнейших исследований данной области.

1.1. Важность визуальной эстетики в HCI

Важность визуальной эстетики в области HCI можно аргументировать с разных точек зрения. Здесь мы представим три подобных перспективы: дизайнерскую, психологическую и практическую. Несмотря на то, что эти точки зрения не являются исчерпывающими, мы полагаем, что вместе взятые они охватывают львиную долю аргументов за включение визуальной эстетики в область HCI в качестве важного аспекта практики, исследований и образования.

1.2. Дизайнерская точка зрения

Несмотря на то, что она является одной из самых молодых проектировочных дисциплин, разработка интерактивных технологий быстро стала относиться к числу самых заметных видов дизайнерской деятельности. Взаимосвязь человеко-компьютерного взаимодействия и дизайна давно признана, но каково влияние этого на исследования, практику и образование в области HCI? Мы хотели бы отметить два таких последствия. Первым из них является признание того, что эстетика является важной и неотъемлемой частью любой дизайнерской дисциплины. Важность эстетики возрастает по мере того, как взаимодействие между артефактом и вовлеченными в интеракцию людьми (например, с точки зрения визуальной значимости, продолжительности взаимодействия или сосуществования) становится более всеобъемлющим. Второе последствие заключается в том, что визуальная эстетика часто связана с другими аспектами проектирования. Таким образом, мы не только не должны беспокоиться о том, чтобы отказаться от эстетических и других качеств интерактивных систем; мы должны принять эстетику как измерение, которое дополняет другие аспекты дизайна и общий интерактивный опыт.

1.2.1. Витрувианские принципы проектирования

Живший в первом веке древнеримский архитектор Витрувий (Vitruvius), вероятно, был первым человеком, описавшим систематизированные принципы проектирования. Неудивительно, что предметом его тщательно разработанных трудов стала архитектура, которая в те времена являлась наиболее важной и сложной проектной дисциплиной, повсеместно затрагивавшей человеческую жизнь. В дополнение к тому факту, что в наши дни информационные технологии и интерактивные системы стали настолько же вездесущими, нетрудно заметить, что у архитектуры и информационных технологий много общего. Это отражено в термине «информационная архитектура» (Information Architecture), используемым профессионалами для обозначения процесса создания информационных сред и систем.

Сходство между этими двумя дисциплинами можно проиллюстрировать, рассмотрев знаменитую триаду Витрувия, или три качества, которыми обязательно должна обладать архитектура: firmitas — прочность и долговечность здания; utilitas — целесообразность постройки, ее полезность и пригодность для нужд предполагаемых жителей и пользователей; venustas — красота строения. В архитектуре витрувианские принципы обрели влияние с момента их повторного открытия в 15 веке. Сегодня, например, они служат основой для показателя качества, разработанного Советом строительной промышленности Великобритании для оценки проектных работ.

Легко понять, почему в различных вычислительных и ИТ-дисциплинах firmitas была признана в качестве основного принципа исследовательской и практической деятельности. Необходимость в устойчивом, надежном и безопасном программном обеспечении, аппаратном оборудовании, системах и продуктах занимала эти отрасли с момента их создания. Можно сказать, что, поскольку firmitas служит предварительным условием для проектирования конструкции как таковой, мы считаем этот принцип предпосылкой для разработки любой ИТ-системы или продукта.

Тогда как по поводу важности понятия firmitas разногласия практически отсутствуют, в отношении принципа utilitas компьютерное сообщество изначально проявляло гораздо меньше энтузиазма. В контексте высоких технологий этот принцип касается проектирования для удовлетворения индивидуальных и организационных потребностей с обращением особого внимания на эффективность взаимодействия между людьми и артефактами. На самом деле сообщество HCI может взять на себя большую часть ответственности за включение принципа utilitas в практику компьютерной индустрии. Область HCI ведет свое происхождение от попыток изучить и разработать системы и продукты, которые позволят людям эффективно их использовать. Например, понятие юзабилити (Usability), служившее центральным элементом сообщества HCI, распространилось не только на другие подразделения ИТ-индустрии, но и получило почти всеобщее признание, равно как и поддержку провозглашаемых человеко-ориентированных ценностей в дизайне.

Одна из наиболее часто упоминаемых моделей взаимоотношений людей с информационными технологиями — модель принятия технологий (Technology acceptance model; TAM) — предполагает, что система, которая проста в использовании и предоставляет большее количество полезных функций, скорее всего, будет приниматься ее предполагаемыми пользователями.

Несмотря на внедрение firmitas и utilitas в компьютерном сообществе — и в области HCI в частности — все еще отсутствует третий витрувианский принцип. В течение многих лет эстетика рассматривались сообществом HCI в качестве необязательного бесплатного подарка, которого часто избегали. Появление красивых интерактивных продуктов в течение первого десятилетия XXI века, что привело их к коммерческому успеху и сделало предметом академических исследований, продемонстрировало весьма убедительно, что, как в других направлениях дизайна, третья составляющая витрувианской триады — venustas — должна быть полностью воспринята в качестве краеугольного камня проектирования интерактивных технологий. 

Рисунок 1: «Десять книг об архитектуре» (лат. De architectura libri decem) римского архитектора Марка Витрувия Поллиона (издание 1521 года на итальянском языке).

Рисунок 1: «Десять книг об архитектуре» (лат. De architectura libri decem) римского архитектора Марка Витрувия Поллиона (издание 1521 года на итальянском языке).

изображение Витрувианского человека

Рисунок 2: изображение Витрувианского человека, созданное Леонардо да Винчи около 1487 года на основе работы Витрувия. Витрувий, опытным путем определивший и вычисливший пропорции человеческого тела, может считаться основоположником эргономики как науки.

1.2.2. Эстетика и другие принципы проектирования частично совпадают

Специалисты по HCI и юзабилити обычно предостерегают против обращения слишком большого внимания на эстетику. Их предупреждения, похоже, отражают озабоченность по поводу способности этих двух аспектов дизайна сосуществовать. Считается, что если дизайнеры делают упор на эстетику, то они по умолчанию приносят в жертву удобство использования. Эта точка зрения постепенно меняется, частично благодаря исследованиям, которые предполагают, что с точки зрения воспринимаемых дизайнерских характеристик эстетику и юзабилити можно рассматривать как положительно коррелированные критерии. Кроме того, более пристальный взгляд на главные принципы юзабилити предполагает, что не существует неразрешимого конфликта между удобством использования и эстетикой.

Главные принципы юзабилити в значительной степени основаны на восприятии, понимаемом в соответствии с принципами гештальт-психологии (Gestalt psychology), чем объясняются рекомендации для дизайнеров, например, упорядочивать отображаемый контент, выравнивать элементы, группировать взаимосвязанные составляющие, четко отделяя их от других, неродственных элементов и т. д.

Разумеется, эти принципы применялись также для объяснения и продвижения теории и практики искусства и дизайна, поскольку предполагалось их влияние на эстетические впечатления. Одно из самых популярных подтверждений этой теории выглядит следующим образом: участникам исследования предлагается оценить качество пользовательского интерфейса (UI) на двух скриншотах (рисунок 3). Участники оценили качество левого UI как лучшее по сравнению с правым. Но какое именно качество проектирования они имели в виду? Юзабилити? Визуальную эстетику? Этот вопрос периодически фигурирует в исследованиях пользовательских интерфейсов, и распределение ответов остается практически неизменным: они равномерно разделяются между «юзабилити», «эстетикой» и «обоими качествами одновременно». 

Рисунок 3: два скриншота — по мнению участников опроса на левом представлен хороший дизайн, на правом плохой.

Рисунок 3: два скриншота — по мнению участников опроса на левом представлен хороший дизайн, на правом плохой.

Этот пример иллюстрирует результаты другого исследования, в котором веб-страницы были охарактеризованы по двум воспринимаемым категориям. Использовалась терминология «классической» эстетики, чтобы обозначить категорию, которая передает ощущение упорядоченности и пропорциональности. Эта составляющая сильно коррелировала с юзабилити. Другую категорию составляли оригинальность и креативность аспектов дизайна, и она соответственно обозначалась как «выразительная» эстетика. Неудивительно, что воспринимаемое удобство использования веб-сайтов сильно коррелировало с классической эстетикой, но лишь умеренно — с выразительной эстетикой. Таким образом, важно понимать, что:

  • А. Люди могут различать различные эстетические аспекты интерактивных систем.
  • Б. По крайней мере некоторые эстетические аспекты улучшают — а не ухудшают — юзабилити.

1.3. Психологическая перспектива

В начальный период существования HCI исследователи и специалисты-практики в качестве конечных целей интерактивного дизайна уделяли основное внимание критериям, связанными с такими задачами, как простота использования и эффективность. Эстетика (в лучшем случае) считалась ненужной или даже вредной. Однако, поскольку интерактивные технологии настолько укоренились в повседневной жизни, что стали затрагивать почти все ее аспекты, стало очевидно, что эту позицию в отношении эстетики следует пересмотреть. В значительной степени возникновение исследований визуальной эстетики в HCI уходит корнями в «позитивную психологию», призывавшей к рассмотрению вопросов сильных сторон человека и его благополучия, а не его слабостей и путей их устранения. Эти соображения были с энтузиазмом восприняты в области HCI в контексте изучения пользовательского опыта (User experience; UX).

В этом разделе представлены с психологической точки зрения три аргумента в пользу эстетического дизайна. Основная идея заключается в том, что эстетический дизайн положительно влияет как на эмоциональные, так и на познавательные процессы. Это, в свою очередь, улучшает опыт взаимодействия людей с технологиями, их оценку и отношение к ней. В этой части мы сначала рассмотрим эмоциональные и мотивационные аспекты, а именно утверждение, что эстетика радует нас и улучшает наше самочувствие. Затем мы обсудим когнитивные процессы, позволяющие легко распознавать визуальные стимулы, что придает им важное значение для последующей оценки продуктов и окружающих сред.

1.3.1. Эстетика удовлетворяет основные потребности человека и является источником удовольствия

Ранние работы в области HCI, по всей видимости, преуменьшают необходимость эстетического дизайна. Такая точка зрения, возможно, была мотивирована потребностью содействия более насущным ценностям используемого дизайна. Тем не менее, учитывая наши знания о человеческой природе, такая позиция в долгосрочной перспективе не была устойчивой. Многие современные философы и психологи утверждают, что ценность визуальной эстетики проистекает из ее вклада в удовольствие и благополучие и от ее роли как основной человеческой потребности, что, возможно, объясняется эволюционными процессами.

Рисунок 4: эстетика как способ самовыражения — наклейка на корпус смартфона Blackberry с изображением Гарри Поттера.

Рисунок 4: эстетика как способ самовыражения — наклейка на корпус смартфона Blackberry с изображением Гарри Поттера.

Визуальная эстетика может временно отступить на задний план относительно других аспектов дизайна, когда другие потребности становятся более насущными; некоторые люди могут быть менее чувствительными или менее нуждающимися в эстетическом внешнем окружении; и эстетические вкусы, реакции на эстетические стимулы широко варьируются между различными людьми. Тем не менее универсальность визуальных искусств в разных культурах и вызываемые им удовольствия приводятся эволюционными психологами в качестве доказательства фундаментальной роли эстетики в психике современного «человека разумного» (Homo sapience) как биологического вида.

Эстетические переживания связаны с эмоциональными откликами и рефлексивными размышлениями. Исследования с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии (fMRI) обнаружили дополнительную нейрофизиологическую поддержку этой ассоциации в контексте упаковки продукта. В то время как критерии, связанные с задачами, часто основаны на внешней стимуляции, эстетика — посредством удовольствия и вовлечения — в первую очередь способствует внутренней мотивации. Таким образом, нет оснований полагать, что потребность в эстетике исчезает в присутствии компьютера. Визуально приятный дизайн обогащает наш опыт взаимодействия с интерактивными системами ровно таким же образом, как и в любой другой среде.

Существуют эмпирические доказательства того, что эстетический дизайн интерактивных технологий увеличивает удовольствие и вовлеченность пользователей. Следовательно, от технологических систем и артефактов мы ожидаем приятных пользовательских интеракций, которые сделают нас счастливее и, таким образом, улучшат наше самочувствие. Кроме того, они могут сделать нас более терпимыми к другим несовершенствам дизайна и улучшить работу по выполнению наших задач в определенных условиях.

1.3.2. Эстетика как расширение личности

Американский профессор Рассел Белк (Russell Belk), являющийся ведущим авторитетом в области исследований потребления, потребительской культуры и потребительского поведения, утверждает, что «представляется непреложным фактом современной жизни, что мы учимся, определяем и напоминаем себе, кем мы являемся, через имущество, которым мы владеем». Этот процесс расширения личности через собственность проявляется в области человеко-компьютерного взаимодействия в том, как люди персонализируют рабочие столы, экранные заставки, страницы в соцсетях и различные стандартные приложения.

Эти формы персональных привязанностей хорошо удовлетворяются гибкостью и пластичностью информационных технологий. Внешний вид современных программных приложений может быть персонализирован в соответствии со вкусами пользователей.
Подобная тенденция, хотя и в меньших масштабах, прослеживается и в отношении аппаратных средств — например, в изобилии различных чехлов для мобильных телефонов, брелоков и прочих украшений. Программные темы оформления («скины») можно бесплатно загрузить или же купить для большинства популярных приложений. Действительно, исследования показали, что основным фактором, влияющим на выбор пользователями скинов, был эстетический аспект его дизайна.

Распространение таких визуальных элементов можно было бы объяснить в значительной степени желанием отдельных людей выразить себя и сообщить о своей принадлежности к определенной социокультурной группе.  

Рисунок 5: визуальная тема по мотивам фильмов о Гарри Поттере, предназначенная для персонализации операционной системы Windows 7.

Рисунок 5: визуальная тема по мотивам фильмов о Гарри Поттере, предназначенная для персонализации операционной системы Windows 7.

Рисунок 6: визуальная тема по мотивам фильмов о Гарри Поттере, предназначенная для персонализации браузера Google Chrome.

Рисунок 6: визуальная тема по мотивам фильмов о Гарри Поттере, предназначенная для персонализации браузера Google Chrome.

1.3.3. Эстетические впечатления делятся на быстрые, прочные и последующие

В то время как предыдущие доводы затрагивали психологические потребности в эстетичности среды и мотивацию к обладанию, покупке и использованию эстетически привлекательных продуктов, текущий аргумент основан на последствиях воздействия эстетических стимулов. Эти последствия основаны на идее, что эстетические впечатления могут быть очень быстрыми. Исследования активности мозга показывают, что эстетические впечатления формируются в пределах от 300 до 600 миллисекунд.

Исследования впечатлений пользователей о веб-страницах показали, что надежные и последовательные эстетические суждения формируются за временной период менее 500 миллисекунд. Эти очень быстрые впечатления — первая возможность, позволяющая нам сформировать отношение к объекту (например, интерактивной системе), чьи другие качества обычно скрыты до тех пор, пока не появятся возможности для их оценки (например, при попытке выполнить задачу). Эти первоначальные взгляды, вероятно, будут формироваться на относительно бессознательном уровне и поэтому могут быть относительно однородными по сравнению с более продуманными оценками.

Приоритет первого впечатления в социальных науках выражается стереотипом «что красиво, то и хорошо» и приводит к тому, что физический облик человека часто влияет на оценку его личности. Такие предпочтения в отношении эстетического внешнего вида могут быть результатом эволюционной адаптации. Исследования подтвердили существование многочисленных контекстов, в которых людям с приятной внешностью отдается предпочтение при найме на работу, в сфере кредитования и даже в учебных заведениях.

Нам также известно, что люди стараются активно улучшать то, как они выглядят для других, чтобы получить преимущества ли избежать наказания. Такие попытки можно найти, например, в том, как люди пытаются приукрасить данные, находящиеся в сфере их ответственности, представляя информацию в более привлекательном формате. Такие эстетические улучшения могут окупиться: исследования показывают, что в обычных условиях эстетично выглядящие финансовые отчеты увеличивают оценку фирмы со стороны как начинающих, так и профессиональных инвесторов.

Точно таким же образом вещи могут повлиять на наше отношение к ним. В качестве «вещей» мы можем упоминать естественные условия и объекты, такие как природные ландшафты, или же различные виды проектируемых сред и артефактов. Например, психолог и маркетинговый исследователь Мартин Рейманн (Martin Reimann) обнаружил, что покупатели делают выбор в пользу товаров с эстетически привлекательной упаковкой, предпочитая их даже более дешевым, но не менее качественным альтернативам.

Таким образом, неудивительно, что визуальная эстетика интерактивных систем, как аппаратного оборудования, так и программного обеспечения, может повлиять на оценку других свойств системы. Следовательно, существует предположение о том, что «если красиво выглядит — значит, можно использовать», то есть красивые системы считаются пользователями более удобными.

1.4. Практическая перспектива

Наконец, мы хотели бы предложить следующее утверждение: даже если вы не уверены, что эстетика — это краеугольный камень хорошего дизайна или что эстетика отвечает психологическим потребностям и влияет на отношение и принятие решений, ее практическое значение трудно отрицать. Существует множество взятых из повседневной жизни доказательств, которые иллюстрируют вышесказанное. Здесь мы хотели бы представить к рассмотрению два аргумента в поддержку этой точки зрения.

Первый описывает важность эстетики в качестве фактора разграничения между аналогичными продуктами. Второй аргумент свидетельствует о том, что эстетика и информационные технологии уже глубоко связаны в современных социально-технических процессах.

Следовательно, неразумно игнорировать эстетику в области информационных технологий — наоборот, ей требуется уделять больше внимания и улучшать ее интеграцию в разработку интерактивных систем.

1.4.1. Эстетика как фактор дифференциации

За последние пятьдесят лет внимание ИТ-индустрии переместилось от обработки больших массивов цифровых данных в интересах организаций-клиентов к поддержке принятия решений потребителями и производительности, чтобы полностью интегрироваться в потребительские и развлекательные продукты. Список компаний, которые последовательно доминировали в ИТ-индустрии в течение этого периода — IBM, Microsoft и Apple, — лаконично рассказывает историю отрасли. Ускоренный процесс переноса внимания на потребителей и коммерциализации интерактивных технологий, частично описанный еще в 1998 году американским ученым в области когнитивистики, дизайна и пользовательской инженерии Дональдом Норманом (Donald Norman) в книге «Невидимый компьютер: почему хорошие товары могут не пользоваться спросом. Персональный компьютер слишком сложен, будущее — за информационными устройствами» (The Invisible Computer: Why Good Products Can Fail, the Personal Computer Is So Complex, and Information Appliances Are the Solution), увеличивает важность эстетики как фактора дифференциации между конкурирующими продуктами.

Часовая промышленность, производящая цифровые часы, служила классическим примером такого процесса в 1970-х и 1980-х годах, поскольку функциональность и производительность ее продукции соответствовали очень высоким стандартам точности и надежности. В этой отрасли большая часть дифференциации между брендами и моделями теперь основана на эстетической креативности или подражании лучшим образцам промышленного дизайна. Сегодня нас окружают высокопроизводительные интерактивные потребительские продукты, такие как смартфоны и планшетные компьютеры, которые подобным же образом ориентированы на улучшение пользовательского опыта, и большая часть конкурентного противостояния связана с попытками привлечь взгляд и покорить сердце потребителя при помощи внешнего вида гаджетов и их символической ценности, базирующейся на качестве дизайна. Таким образом, эстетический дизайн получает признание в качестве стратегии или тактики дифференциации на разных рынках. 

Рисунок 7: первая версия iPhone, выпущенная в 2007 году (слева), в сравнении с ее «современниками». IPhone — хороший пример того, как производитель телефона использует визуальную эстетику как дифференцирующий фактор во всем — от собственно телефона до его упаковки.

Рисунок 7: первая версия iPhone, выпущенная в 2007 году (слева), в сравнении с ее «современниками». IPhone — хороший пример того, как производитель телефона использует визуальную эстетику как дифференцирующий фактор во всем — от собственно телефона до его упаковки.

Рисунок 8 A: очень популярный телефон Western Electric Model 2500, выпущенный в 1980 году.

Рисунок 8 A: очень популярный телефон Western Electric Model 2500, выпущенный в 1980 году.

Рисунок 8 Б: аналоговый телефон BeoCom 1000 использовал визуальную эстетику, чтобы дифференцировать себя от популярных телефонов, таких как Western Electric Model 2500, и конкурировать с ними.

Рисунок 8 Б: аналоговый телефон BeoCom 1000 использовал визуальную эстетику, чтобы дифференцировать себя от популярных телефонов, таких как Western Electric Model 2500, и конкурировать с ними.

1.4.2. Эстетика распространена повсеместно

Существует давняя традиция взаимоотношений между эстетикой и технологией, которая приобрела более ярко выраженный характер в период быстрого технологического развития в рамках 20-го века. Передовые технологии помогли воплотить эстетические формы, которые физически не могли быть реализованы раньше (по крайней мере, не в массовом масштабе), а эстетические концепции стали заимствоваться из одной технологической области (например, дизайн самолетов) в другую (например, разработка локомотивов) при помощи новых технологий проектирования, производства или строительства.

Сегодня широко распространена практика, когда актуальные тенденции дизайна проявляются одновременно в нескольких отраслях промышленности. В эпоху информационных технологий такие взаимоотношения становятся более симбиотическими, чем когда-либо. Одной из уникальных характеристик информационных технологий является то, что они особенно благоприятны для эстетического применения. По сравнению с традиционными методами цифровые техники обеспечивают легкое создание эстетических материалов, манипулирование ими и передачу их.

Рассмотрим, например, переход рынка фотооборудования от пленочных камер к цифровым, произошедший всего за десять лет. Сегодня рисунки и фотографии — основные элементы визуальной эстетики — составляют около 2/3 объема контента, размещенного в интернете. Цифровые технологии и приложения позволяют разработчикам в различных отраслях промышленности иметь гораздо больше возможностей для проектирования и времени для изучения всех этих опций в целях создания более привлекательных продуктов. Возможно, еще более важно то, что эти технологии предлагают обычным людям инструменты и помощь для создания эстетически привлекательных продуктов и взаимообмена ими в ​​революционных масштабах. Таким образом, переплетение эстетики и информационных технологий создает эстетический цикл, в рамках которого постоянное поступление визуально- эстетических стимулов повышает чувствительность людей к их воздействию, что в свою очередь мотивирует пользователей искать эстетику повсюду, в том числе в интерактивных продуктах.

1.4.3. Примечание о нравственном аспекте практических соображений относительно дизайна

Следует понимать, что пропаганда эстетики в дизайне не отрицает преобладание практического аспекта, при этом эстетические и этические соображения не обязательно должны противоречить друг другу.

Эстетический дизайн подразумевает, что дизайнер или организация уважают свою аудиторию и восприимчивы к потребностям и желаниям людей при разработке продукта и окружающей среды. Например, основополагающее исследование профессора архитектуры Роджера Ульриха (Roger Ulrich) относительно больничных пациентов, выздоравливающих после удаления желчного пузыря, показало, что пациенты, размещавшиеся в комнатах с видом на природные ландшафты, восстанавливались быстрее и нуждались в меньшем количестве сильных анальгетиков по сравнению с пациентами в палатах с окнами, обращенными на кирпичные стены зданий. Четверть века спустя, в 2008 году, Вирджиния Пострел (Virginia Postrel) в статье «Искусство исцеления» (The Art of Healing), опубликованной в американском журнале The Atlantic, жалуется на пренебрежение эстетическим дизайном в современных медицинских учреждениях. В свою очередь люди, чувствующие уважение и признание, будут более склонны заботиться об эстетической и ухоженной среде. Иными словами — эстетический дизайн способствует улучшению качества жизни.

2. Исследования визуальной эстетики в HCI

Исследования различных аспектов визуальной эстетики в области HCI и вокруг нее можно условно разделить на четыре основные категории:

1. Антецеденты (лат. «предшествующее») эстетической оценки, то есть то, что заставляет людей участвовать в оценке чего-либо с точки зрения эстетики, и, что еще важнее, что вызывает различия в таких оценках.

2. Сама эстетическая оценка и психологические процессы, которые в нее вовлечены.

3. Результаты или последствия эстетических оценок.

4. Регулирующие переменные или преходящие факторы, влияющие на то, как антецеденты действуют на эстетические оценки и как оценки влияют на результаты.

Эти категории можно рассматривать как часть схематического процесса, показанного на рисунке 9. Ниже мы подробно остановимся на каждой из этих составляющих и представим эмпирические исследования, в которых рассматриваются данные вопросы. 

Рисунок 9: общая основа для изучения визуальной эстетики в HCI и составляющие этой структуры — предшественники (Antecedents), эстетические оценки (Aesthetic Evaluations), регуляторы (Moderators), результаты (Outcomes).

Рисунок 9: общая основа для изучения визуальной эстетики в HCI и составляющие этой структуры — предшественники (Antecedents), эстетические оценки (Aesthetic Evaluations), регуляторы (Moderators), результаты (Outcomes).

2.1. Антецеденты визуальной эстетики

Что делает интерактивную систему более или же менее эстетичной? Что делает одну систему эстетичной в определенном смысле, а другая система выглядит эстетично по-другому? Эти вопросы имеют важнейшее практическое значение. Если бы мы только могли расшифровать «эстетический код»! К счастью, поиск «Священного Грааля визуальной эстетики» для нас невозможен, по крайней мере, в обозримом будущем, поэтому существуют самые широкие возможности для экспериментов, новых подходов и обширных исследований.

Изучая эту категорию, мы, естественно, сначала обратим внимание на руководящие принципы и идеи дизайна. Очень широкий спектр возможностей проектирования, творческий характер проектных работ и почти неограниченное количество взаимоотношений между элементами дизайна чрезвычайно затрудняют выделение конкретных аспектов, которые могут считаться эстетическими или которые так или иначе могут оказывать влияние на эстетическое восприятие. Вероятно, можно классифицировать руководящие принципы эстетического дизайна от весьма широких и абстрактных (например, «форма всегда следует за функцией») до очень конкретных (например, «используйте контрастные цвета, чтобы визуально разделить фон и панель меню») с промежуточными рекомендациями между ними (например, «визуальная компоновка должна быть симметричной»). Они могут быть выражены в терминах свойств объекта или с точки зрения мотивационных и эмоциональных регуляторов.

В начале этого раздела мы задавали два разных вопроса. Первый вопрос — что делает систему более или менее эстетичной? — вероятно, играл более важную роль в эстетических и дизайнерских исследованиях на протяжении многих лет. Южнокорейские исследователи в 2005 году собрали и перечислили 11 визуальных характеристик, которые могут потенциально ответить на этот вопрос. Другие, более высокоуровневые ответы на этот вопрос включают в себя контрастные атрибуты, такие как новизна и типичность и связанная с этим идея беглости обработки информации. Результаты, полученные нидерландским исследователем Паулем Хеккертом (Paul Hekkert) свидетельствуют о том, что сбалансированная «дозировка» типичности и новизны повышает эстетические оценки. Аналогичным образом его соотечественник профессор Пауль ван Шайк предполагает, что дизайнерские качества, которые он называет прагматическими и гедонистическими, влияют на восприятие общей красоты.

Некоторые исследователи утверждают, что можно определить формальные, объективные характеристики, которые определяют эстетическое суждение, и которые в конечном итоге приведут к автоматическому составлению или проверке отображаемых визуальных объектов, таких как веб-страницы. Этот подход подвергся критике на том основании, что эстетические законы, являющиеся неотъемлемой частью объекта, являются «универсалистскими», что не позволит существовать индивидуальным, культурным и контекстным различиям. Аналогичным образом известный американский психолог венгерского происхождения Михай Чиксентмихайи (Mihaly Csikszentmihalyi) пришел к утверждению, что формальные аспекты редко делают объекты ценными для их владельцев. Он предполагает, что люди не воспринимают формализованные характеристики — такие, как порядок или беспорядок в дизайне — в соответствии с математическими принципами.

Тем не менее, несмотря на кажущийся субъективный и контекстно-зависимый характер эстетических процессов, исследования продолжили поиск основных и формальных принципов эстетических свойств интерактивных систем. Такие принципы могут быть выражены как вычислительные модели, направленные на достижение оптимального пространственного проектирования. Например, американский исследователь Майкл Бауэрли (Michael Bauerly) в своих работах показал, что в базовых изображениях симметрия и баланс влияют на оценку эстетической привлекательности. Однако он также обнаружил, что сильная связь между симметрией и эстетической привлекательностью уменьшается при тестировании более реалистичных (то есть контекстно-зависимых) веб-страниц. Другие подходы к прогнозированию эстетических оценок были предложены в контексте классификации фотографий: например, предлагалось объединить разные алгоритмические подходы в соответствии с различными визуальными свойствами изображений.

Однако, как упоминалось выше, проблема поиска универсальных визуальных эстетических рекомендаций и законов еще более усугубляется в области HCI из-за разнообразия приложений/продуктов и уникальности настолько большого числа контекстов использования. Кроме того, динамичный характер современного общества и модный подход к дизайну многих интерактивных устройств и приложений делают эстетику чем-то вроде движущейся по непредсказуемой траектории «мишени». 

Рисунок 10: мода на веб-дизайн постоянно меняется. Популярность дизайнерской тенденции, называемой «стилем Web 2.0», достигла максимума в 2007 году и с тех пор снижается.

Рисунок 10: мода на веб-дизайн постоянно меняется. Популярность дизайнерской тенденции, называемой «стилем Web 2.0», достигла максимума в 2007 году и с тех пор снижается.

Рисунок 11: по-прежнему актуальный тренд на одностраничные сайты стал популярным в 2008 году.

Рисунок 11: по-прежнему актуальный тренд на одностраничные сайты стал популярным в 2008 году.

Эти ограничения приводят нас к второму вопросу. Здесь исследователи пытались преодолеть эстетические стимулы со стороны составляющих, которые могут быть более или менее соответствующими различным контекстам или индивидуальным вкусам. Такие вспомогательные параметры часто возникали из субъективных оценок эстетических стимулов. Например, упомянутые выше южнокорейские эксперты определили тринадцать эстетических аспектов веб-страниц. Более экономный подход к размерности продемонстрировал Ноам Трактинский (Noam Tractinsky), доцент кафедры разработки информационных систем из израильского Университета имени Бен-Гуриона (Ben-Gurion University), определивший два воспринимаемых аспекта визуальной эстетики в контексте дизайна сайта — «классический» и «выразительный». Классическая эстетика соответствует традиционным представлениям об эстетике — симметричный, чистый и организованный дизайн. Выразительное измерение относится к креативности и оригинальности дизайнера.

Одним из важнейших аспектов этого исследования была демонстрация того, что эти эстетические аспекты коррелируют — как и ожидалось — с различными результатами взаимодействия, такими как воспринимаемое удобство использования, удовольствие от взаимодействия и представление о качестве обслуживания.
Аналогичным образом немецкие исследователи Мортен Мосхаген (Morten Moshagen) и Мейнальд Тильш (Meinald Thielsch) предложили четыре эстетических аспекта: простоту, разнообразие, красочность и мастерство. Первые два оценочных фактора сильно коррелировали, соответственно, с классической и выразительной эстетиками Трактинского. С учетом подхода Трактинского все эти аспекты являлись положительными, но по-разному соотносились с показателями результативности.

2.2. Восприятие и оценка визуальной эстетики

Эта категория затрагивает основополагающий вопрос из области визуальной эстетики: каким образом люди исследуют и оценивают в эстетических терминах визуальные стимулы? Подробные отчеты о таких процессах относятся не к области человеко-компьютерного взаимодействия, а к сфере компетенции исследователей, принадлежащих к более фундаментальным научным дисциплинам.

Результаты таких исследований представлены ниже, чтобы проинформировать читателей о достижениях в этой области. Одно из самых влиятельных толкований эстетических процессов было сформулировано Дональдом Норманом, предположившим, что эстетические восприятия и оценки можно объяснить, рассматривая когнитивные и эмоциональные процессы на трех разных уровнях, которые он назвал висцеральным, поведенческим и рефлексивным. Висцеральные реакции на раздражители, присутствующие в окружающей среде (включая эстетические стимулы), развивались в значительной степени за счет эволюционных механизмов и осуществляются очень быстро на почти инстинктивном уровне с небольшой когнитивной обработкой или при ее отсутствии. Таким образом, реакции на этом уровне являются по сути автоматическими. Два других уровня характеризуются все более развитыми и отчетливыми мотивационными, эмоциональными и когнитивными структурами и процессами, а также более медленными реакциями на стимулы, тенденцией к более оптимальным (в отличие от удовлетворительных на висцеральном уровне) мерам реагирования и большей индивидуальной изменчивостью.

Исследования эстетической реакции проводились на всех трех уровнях. Низкоуровневые процессы длятся несколько десятых долей секунды, а оценочное эстетическое суждение включает в себя двухэтапный процесс формирования раннего впечатления и более поздний процесс оценки. Еще один результат исследований этого уровня доказывает положительное влияние прототипичности на эстетические оценки благодаря легкости (беглости) обработки информации. В ходе нескольких исследований в области HCI были изучены эстетические оценки, вынесенные участниками эксперимента после очень короткого взаимодействия с веб-страницами. Одно из отличий между фундаментальными исследованиями и исследованиями HCI на этом уровне заключается в том, что последний обычно включает в себя более репрезентативные (то есть «реальные») стимулы. Датский психолог Гитте Лингор (Gitte Lindgaard) и ее коллеги предполагают, что устойчивые эстетические оценки могут быть сформированы у зрителей после того, как они подверглись демонстрации объекта в течение всего 50 миллисекунд. Хотя по поводу надежности этих данных еще остаются вопросы, другие исследования подтверждают, что нам хватает менее половины секунды для формирования первичных и стабильных эстетических впечатлений от веб-страницы.

Исследования по эстетической обработке на более высоких уровнях требуют применения более сложных соображений. Австрийский психолог германского происхождения Хельмут Ледер (Helmut Leder) и его коллегии предложили общую модель эстетической оценки и эстетического суждения. Модель включает в себя различные категории эстетической обработки, включая «автоматические» и «преднамеренные» этапы, а также когнитивные и эмоциональные реакции. Хотя изучение процессов эстетической оценки более высокого уровня может представлять интерес для сообщества HCI, исследования до сих пор больше концентрировались на роли эстетической обработки в качестве посредника между стимулами дизайна и переменными результатами, такими как вовлеченность и доверие пользователя.

Аналогичным образом исследователи из Берлинского технического университета (Technische Universität Berlin), психолог Манфред Тюринг (Manfred Thuering) и дизайнер пользовательского опыта Саша Мальке (Sascha Mahlke), предлагают модель, суммирующую и объединяющую эффекты от восприятия системных качеств, включая визуальную эстетику, эмоции и оценку собственно системы. Исследования более долгосрочной, рефлексивной эстетической оценки проводятся еще реже. В качестве примера в общем контексте можно упомянуть исследование Михая Чиксентмихайи, посвященное предметам домашнего обихода. В последнее время исследования по эстетическим аспектам интерактивных систем начали осваивать более зависящие от времени подходы и использовать методы продолжительных наблюдений.

2.3. Результирующие переменные

В этом разделе рассматривается, пожалуй, наиболее практический вопрос в отношении визуальной эстетики в HCI: каковы последствия влияния эстетического восприятия и оценки на связанные с человеко-компьютерным взаимодействием переменные? В то время как вопрос о том, как формируются эстетические оценки, является относительно общим, последствия этих оценок могут касаться лишь крайне конкретизированных областей. Действительно, исследования в области HCI в первую очередь рассматривают ценность визуальной эстетики — будь то прямо или косвенно, — не как самоцель, а, скорее, как опосредующую силу, действующую между характеристиками проектируемой системы или продукта и другими воспринимаемыми атрибутами или поведенческими последствиями эстетических оценок. Начальные исследования предложили интригующие выводы о положительной связи между визуальной эстетикой и основной переменной HCI — юзабилити. Несмотря на отсутствие четких указаний на причинно-следственные связи, эти исследования указывали на то, что на последующих этапах исследовалось более конкретно: восприятие людьми красоты системы может влиять на восприятие других системных атрибутов, таких как простота использования, предпочтения и даже производительность.

В то время как первоначальные исследования, по-видимому, интуитивно признавали предположение, что эстетические оценки производятся достаточно быстро для того, чтобы предшествовать анализу других связанных переменных, более поздние изыскания продемонстрировали, что это действительно так. Эти результаты дали дальнейшую мотивацию к изучению потенциальных последствий эстетического дизайна. Диапазон переменных, охватываемых этими исследованиями, включает оценки других характеристик системы, общий анализ системы, отношение к организациям, представленным системой, и удовлетворенность результатами взаимодействия. Исследования также начали изучать роль аффекта и эмоций в том, как воспринимаемая эстетика влияет на эти результаты. Ниже будут рассмотрены несколько исследований, анализирующих эффекты воздействия визуальной эстетики на различные переменные. Эти исследования представляют собой частичный и, вероятно, произвольный список.

Аффект (Affect) и эмоции (Emotions) — это часто приводимые в качестве примера следствия визуальной эстетики. Эффекты призывного и привлекательного проектирования эмоций были продемонстрированы в различных исследованиях, затрагивающих различные области высоких технологий — от портативных музыкальных плееров до онлайн-шоппинга. Важность воздействия эстетики на эмоции имеет два аспекта. Во-первых, как упоминалось ранее, позитивный аффект способствует формированию положительного опыта и является самоцелью. Во-вторых, эмоции влияют на последующую обработку информации, оценку других атрибутов системы и формирование отношения к ней.

Надежность (англ. Trustworthiness в смысле «добросовестность», «благонадежность») была переменной, которая изучалась на ранней стадии исследований в качестве одного из результатов визуального проектирования в области онлайн-банкинга. В других исследованиях, посвященных веб-дизайну, было обнаружено, что цветовая привлекательность является значительным фактором, определяющим доверие к сайту; Гитте Лингор и ее коллеги тоже обнаружили сильные корреляции между визуальной привлекательностью и доверием. Ими было также обнаружено, что еще одна связанная с доверием переменная — репутация (Reputation) — опять-таки коррелирует с эстетикой.

Влияние визуальной привлекательности на воспринимаемое удобство использования было рассмотрено в нескольких исследованиях. Профессор промышленной инженерии из Университета штата Луизиана Ричард Коубек (Richard Koubek) обнаружил высокую положительную корреляцию между юзабилити и эстетикой — до и после использования системы/устройства. Подобно Трактинскому он обнаружил, что воздействие воспринимаемой эстетики на оценку юзабилити было сильнее, чем влияние объективной результативности. Аналогичные результаты были получены немецкими исследователями Юргеном Зауэром (Juergen Sauer) и Андреасом Зондереггером (Andreas Sonderegger, обнаружившими, что участники, использующие мобильные телефоны с высокой визуальной привлекательностью, оценили их как более удобные, чем участники, использующие внешне непривлекательные устройства. В ходе другого исследования мобильных телефонов было установлено, что именно привлекательность объясняет столь большой разброс в оценках по шкале юзабилити системы (System Usability Scale — SUS) таких свойств устройства, как эффективность и результативность. С другой стороны, в различных исследованиях были обнаружены куда более слабые или же практически отсутствующие ассоциации между визуальной эстетикой и юзабилити. Неоднозначность выводов свидетельствует о том, что предполагаемая связь между восприятием эстетики и юзабилити может быть неуниверсальной. Мы подробно остановимся на этом вопросе при обсуждении следующей категории.

Визуальная эстетика считается основным фактором, влияющим на восприятие характера продукта или идентичности бренда (Brand Personality). Поэтому не удивительно, что в ходе исследования по выбору продукта большинство участников чаще всего упоминали эстетические и символические роли, влияющие на предпочтение товаров. Профессор Колумбийского университета (Columbia University) Бернд Шмитт (Bernd Schmitt), первопроходец изучения потребительского поведения с психологической точки зрения, обнаружил существование подобного явления в Интернете: пользователи готовы пожертвовать скоростью загрузки в пользу большей эстетической привлекательности веб-страницы.

Если следовать заявлению Дона Нормана о том, что «привлекательные вещи работают лучше», то можно прийти к выводу, что, возможно, самый интригующий вопрос относительно воздействия визуальной эстетики заключается в том, влияет ли она не только на восприятие и оценку пользователей системы, но и на их личную производительность (Performance). Проведенные недавно исследования сфокусировались на поиске практических доказательств этого предположения. При исследовании 11 методов визуализации данных калифорнийский дизайнер UX Ник Коутон (Nick Cawthon) обнаружил положительную связь между эстетичностью визуального представления информации и выполнением поисковых задач. Зондереггер и Зауэр также зафиксировали повышение производительности при использовании внешне привлекательных смартфонов по сравнению с непривлекательными. Ван Шайк однако, не обнаружил прямой связи между восприятием классической и выразительной эстетики и показателями эффективности.

Наконец, важно отметить, что визуальная эстетика считается основополагающим «предшественником» (антецедентом) концепции «пользовательского опыта». В недавнем обзоре литературы, посвященной UX, доктор когнитивной психологии Хавьер Баргас-Авила (Javier Bargas-Avila) обнаружил, что эмоции, наслаждения и эстетика являются наиболее часто оцениваемыми критериями пользовательского опыта. Учитывая, что эстетика также является предшественником двух других аспектов оценки, можно сделать вывод, что ее влияние на UX действительно велико. В значительной степени это имеет отношение почти ко всеми идеям, изложенными в этом посте.

2.4. Регулирующие переменные

Связи между воспринимаемой красотой и различными результатами или между атрибутами дизайна и эстетическими представлениями, даже если они подкреплены убедительными научными данными, здравым смыслом или философскими аргументами, не следует рассматривать как универсальные или детерминированные.

  • Во-первых, как упоминалось в предыдущем подразделе, в противоположность исследованиям, в которых опытным путем обнаруживались ассоциации между эстетическими оценками и оценками других воспринимаемых системных характеристик — например, юзабилити, — существуют результаты экспериментов, свидетельствующие о низком уровне таких взаимосвязей или вообще об их отсутствии, а это указывает на то, что, по крайней мере, при определенных обстоятельствах они не проявляются.
  • Во-вторых, в социальной сфере, где результаты исследований феномена «красивое значит хорошее» накапливались гораздо дольше, чем в области человеко-компьютерного взаимодействия, собранные сведения свидетельствуют о том, что взаимосвязь между физической привлекательностью и восприятием других человеческих качеств не является безоговорочной.
  • В-третьих, все, что мы знаем о социально-технических феноменах, едва ли имеет смысл при том, что такие детерминированные отношения существуют в сложной реальности, включающей в себя индивидуальные, социальные и технологические аспекты. Таким образом, принятие условного подхода к изучению визуальной эстетики, вероятно, будет более продуктивным при описании того, как эстетические оценки выступают в роли посредников между разнообразными предшествующими событиями и их последствиями.

Задача состоит в том, чтобы определить и изучить, как различные факторы могут изменять или регулировать эстетический процесс. В статье «Оценка согласованности непосредственного эстетического восприятия веб-страниц» (Evaluating the consistency of immediate aesthetic perceptions of web pages) профессор Трактинский представил неполный перечень таких потенциальных регуляторов. Список включал в себя тип используемой системы (классификация, которая может охватывать многочисленные аспекты, такие как потребительский продукт или компьютерное приложение, небольшой или большой дисплей, личный или общедоступный, гедонистический или утилитарный и т. д.), контекст использования (например, работа или развлечения), культурные различия (национальные, представляющие определенную субкультуру, идеологические) и тому подобное. Индивидуальные различия составляют интересную группу потенциальных регуляторов, потому что люди сильно различаются по своей чувствительности к эстетическим стимулам и по своим эстетическим предпочтениям.

Исследование, проведенное датским математиком, криптографом и программистом Томасом Якобсеном (Thomas Jakobsen) обнаружило у испытуемых — при явной согласованности внутриличностных эстетических суждений — сильные межличностные различия в оценках красоты. Кроме того, групповая модель эстетического суждения неправильно интерпретировала примерно половину данных, полученных от участников исследования.

Контекстуальные факторы, такие как область и тип задачи, упоминаются Норманом в качестве важных соображений для выбора вида эстетического дизайна, необходимого для обеспечения производительности и удовлетворенности пользователей. Он утверждает, что в определенных областях (например, на пунктах управления) привлекательный дизайн не является обязательным. Коллега и соавтор Ноама Трактинского доктор технических наук Тамар Бен-Бассат (Tamar Ben-Bassat) обнаружила, что люди считают юзабилити более значимым, нежели эстетические факторы, когда сталкиваются с задачами, ориентированными на достижение результатов, а Ван Шайк продемонстрировал, что на оценку привлекательности влияет условия, в которых она производится. В ходе исследования процессов онлайн-шопинга выяснилось, что воздействие эмоциональной эстетики проявлялось сильнее при приобретении «гедонистических» продуктов, чем при покупке сугубо утилитарных товаров.

Отдельные факторы могут также влиять на то, что антецедентные переменные (например, объективные характеристики дизайна) будут по-разному восприниматься людьми с различными эстетическими вкусами. В области дизайна веб-сайтов южнокорейские исследователи обнаружили, что изменчивость вкусов пользователей связана с эстетической точностью (другими словами, в какой степени пользователи ощущали целевые впечатления, предусмотренные дизайнерами). Установлено также, что индивидуальные различия влияют на относительную важность эстетики в предпочтениях пользователей веб-сайтов.

Как было обнаружено, характеристики процесса выбора снижают связь между эстетической оценкой и выбором продукта, особенно когда пользователям требуется компромисс между визуальным дизайном и других системных качеств. Например, Бен-Бассат и ее коллеги обнаружили, что предпочтение или выбор системы находятся под влиянием эстетического фактора в ​​обычных условиях, но не тогда, когда участники опроса должны были участвовать в голосовании за систему, при помощи которой они будут выполнять конкурентные задачи. Проектировщик пользовательского опыта Марк Хассензаль (Marc Hassenzahl) в одной из своих работ доказал, что в условиях выбора между красотой и юзабилити люди выбирают то, что удобнее, если не могут оправдать выбор более красивого.

Кросс-культурные исследования показали, что национальные и профессиональные культуры влияют на различные отношения между эстетическими оценками, их прецедентами и последствиями. Несколько исследований продемонстрировали этот регулирующий эффект в контексте веб-сайтов. Например, обнаружилось влияние визуального дизайна на доверии пользователей в Китае, но не в Канаде или Германии, а также различие реакций на цветовую привлекательность веб-сайта в Канаде, Германии и Японии. Кроме того, было выяснено, что эстетические оценки и важность эстетики зависят от происхождения пользователей (например, родом он из Азии или ж из Европы, получил техническое или гуманитарное образование и т. д.).

Условный характер эстетического процесса подтверждает вывод о том, что повышение визуальной эстетики улучшает производительность при плохом юзабилити, но не оказывает никакого эффекта при высоком удобстве использования.

3. Будущие направления деятельности

В приведенном выше обзоре были представлены результаты эмпирических исследований, в которых были рассмотрены причины и следствия применения визуальной эстетики в человеко-компьютерном взаимодействии и различные непредвиденные обстоятельства, которые регулируют взаимосвязи внутри эстетического процесса. В этом разделе мы хотели бы обсудить несколько методологических вопросов и рекомендаций для будущих исследований в этой области.

3.1. Методологические проблемы

Обзор исследований данной области раскрыл несколько методологических проблем, которые также могут участвовать в скрытых последствиях протекания эстетического процесса. Один из таких аспектов касается оценок, являющихся более детализированными, чем общая эстетическая оценка, которая довольно распространена в исследованиях, рассмотренных в этой главе. Исследования, в которых будут оцениваться эстетические аспектов более низкого порядка, потенциально могут дать более подробные отчеты о влиянии дизайна на эстетические процессы и на последующий анализ интерактивной системы, отношение к ней и взаимодействие с ней.

Связанная с этим проблема касается измерения оценок визуальной эстетики. В области HCI эстетические оценки измерялись как помощи одного вопроса, так с применением многоэлементной шкалы. Например, японские исследователи Киросу и Кашимура использовали один вопрос, прося участников сообщить о красоте различных приложений и интерактивных продуктов.

Другие — например, Мосхаген — использовали для оценки привлекательности шкалы с несколькими критериями. В то время как многоэлементные шкалы обычно рассматриваются как средства получения более надежных показателей, оценка при помощи единственного вопроса имеет некоторые практические преимущества. В самых общих чертах основное преимущество второго подхода заключается в том, если эти отдельные пункты делают вопросники короче, уменьшая усталость участников и склонность пропускать некоторые позиции в списке.

В частности, использование отдельных вопросов в изучении эстетики позволяет оперативно реагировать на стимулы в исследованиях, ориентированных на получение быстрого отклика. Противоречия между научными директивами и практическими ограничениями могут быть не столь серьезными, как это представляется поначалу.

Исследования показывают, что при работе с реальным объектом (например, приложением или продуктом, подлежащим оценке) и его конкретным атрибутом одномерные измерения являются такими же актуальными, как многомерные. Хотя научное сообщество может с трудом определить, что понимается под понятиями «эстетика» или «красота» — возможно, из-за многочисленных дисциплин, которые имеют дело с этими понятиями и которые придают им различные значения, — практический опыт свидетельствует о том, что интуитивная интерпретация этих терминов обычными людьми тесно связана с приведенным выше словарным определением, которым и руководствуются исследования визуальной красоты в области HCI. Этот момент, возможно, заслуживает дальнейших исследований для его подтверждения, но, если это умозаключение окажется верным, то в будущих научных и практических исследованиях будет существовать возможность безопасно использовать для измерения визуальной эстетики только один критерий.

3.2. Будущие исследования

В этом посте подтверждается, что визуальная эстетика ассоциируется с рядом переменных, связанных с HCI. Однако также очевидно, что наше понимание условного характера процессов, окружающих визуальную эстетику, по-прежнему ограничено. Таким образом, дальнейшее изучение этих непредвиденных обстоятельств (то есть условий, при которых восприятие визуальной эстетики или ее эффектов изменяется из-за контекстуальных факторов) является более полезным для расширения знаний в этой области, чем попытка подтвердить прямые отношения в цепи процесса восприятия визуальной эстетики.

Большинство исследований на сегодняшний день сосредоточено на первых реакциях людей на визуальную эстетику или краткосрочном воздействии эстетического дизайна. Исследования также характеризуются тем, что участникам предлагается ограниченный перечень эстетических стимулов для выбора из него. Проблема с такими комплектами заключается в том, что они не обязательно содержат образцы дизайна, воспринимаемые участниками опроса как красивые. Кроме того, такие исследования редко отражают рефлективные эстетические ценности отдельных участников. Такие стимулы могут быть адекватными для создания краткосрочных впечатлений, но они вряд ли являются достаточными для анализа вдумчивых, созерцательных оценок и долгосрочного развития эстетических процессов. Таким образом, чтобы расширить картину визуальной эстетики в HCI, будущие исследования должны делать упор на более отрефлексированные оценки и осмысление спроектированных продуктов и сред.

Еще одна тема исследований, которая пока не привлекла пристального внимания — это взаимосвязь (или ее отсутствие) между дизайнерами и пользователями. В других проектных дисциплинах исследования обнаружили существование значительных расхождений в эстетических оценках дилетантами и профессионалами. В HCI на текущий день известно лишь несколько исследований, которые пытались обнаружить источники этих разногласий и предложить методы, которые помогли бы преодолеть разрыв между дизайнерами и другими членами команды разработчиков, а также между командой разработчиков и предполагаемыми пользователями.

Исследования визуальной эстетики в HCI в основном сосредоточены на относительно стабильных свойствах дизайна пользовательских интерфейсов. Соответственно, в исследованиях используются скриншоты веб-сайтов, аппаратный дизайн интерактивных продуктов или общие эстетические особенности систем. До сих пор недостаточно внимания уделяется динамическим аспектам визуальной эстетики. С увеличением внедрения в интерактивные системы динамических визуализаций, видеороликов и различных анимаций у дизайнеров возникает потребность глубже вникнуть в эстетические качества подобной цифровой продукции.

Наконец, большая часть различий в оценках обычными людьми визуального дизайна и его эффектов может быть отнесена к индивидуальным и культурным факторам. Эти факторы могут включать в себя различия в чувствительности к визуальной эстетике, различную значимость визуальной эстетики при оценке систем и продуктов и различные представления о том, что считается красивым. Такие исследования могли бы изучить, почему и как люди персонализируют интерактивные системы и продукты; почему некоторые люди предпочитают красивые диаграммы или креативные веб-страницы, в то время как другие восхваляют минимализм; почему реакции на цветовое решение сайта различаются между представителями различных культур.

4. Вместо заключения

Интерес к визуальной эстетике в HCI значительно вырос за последние 15 лет. Из небольшого доклада для конференции, в котором сообщалось о наличии взаимосвязи между воспринимаемой эстетикой и вполне очевидным юзабилити, развилась обширная область исследований. Вполне возможно, что интерес к этой области был мотивирован провокационными заголовками, такими как «Что выглядит красиво, то может использоваться» и «Привлекательные вещи работают лучше». Однако более вероятно, что это соответствует технологическим и социальным изменениям, которые охватили нашу жизнь за прошедшее время и кардинально преобразовали сферу взаимодействия человека и компьютера.

Высоких вам конверсий! 

По материалам: interaction-design.org

blog comments powered by Disqus
LPgenerator — профессиональная Landing Page платформа для увеличения продаж вашего бизнеса
  • Более 500 шаблонов в галерее
  • Инструменты оптимизации конверсии
  • Статистика и сквозная аналитика
  • CRM для работы с заявками и телефония
  • Визуальный редактор с расширенным функционалом
  • Быстрая техническая поддержка
  • Множество интеграций
  • Окупаемость инструмента — от 7 дней
copyright © 2011–2018 by LPgenerator LLC. Все права защищены
Запрещено любое копирование материалов ресурса без письменного согласия владельца — ООО "ЛПгенератор".